Скит Смольzны
Легендарный скит, один из первых на Керженце
Смоляны (Смолины, Смольяны) или Старый Керженец – один из первоначальных скитов по правому берегу Керженца, в местности, что исстари звалась Монастырщина. Располагался скит в глухом лесу, на болотистой местности, в самых верховьях небольшой реки Высокой, неспешно несущей свои светлые воды в Линду.

Здесь, между современными деревнями Ларионово и Труново (предположительно в 1656 году) поселились семь бояр, в числе которых были: Семен Салтыков, Ефрем Потемкин и Спиридон Потемкин. Не устраивало бояр то, что Алексей Михайлович, царь Всея Руси, пошел на поводу у нового патриарха Московского Никона.

Существует предание, что именно боярские старообрядцы образовывали скиты по Белой Санохте. Гидроним «Белая» иной раз произносят как «Беглая» - здесь мол, люд селился беглый, ушедший в леса от тягла. Название же деревни Ларионово постоянно встречается в документах, связанных со старообрядчеством. Так, в 1713 году боярский человек Лаврентий Баторов подал два доносительных письма, в которых писал:

«Керженской волости Казанской губернии Балахнинского уезда есть починки Ларионов, Семенов и многие другие, а между тех починков лес и по тому лесу селются всякого чина люди, сходцы с Москвы и с разных городов… Податей никаких не платят», а идут они в те края «от брадобрития».

Скит Смольяны в те годы стал оплотом староверия, центром всего старообрядчества в Керженских краях. Тем более что здесь же проживал третий инок боярского рода Дионисий Шуйский, а он был родственником царя Василия Шуйского. Сюда, в Смольяны, в своё время прибыл будущий священник Дионисий с запасами мира и святых даров, освящённых в лучшие годы праведным патриархом Московского и всея Руси Иосифом. Смольяны сделались при Дионисие Шуйском как бы митрополией всего российского старообрядчества. От него, считали старообрядцы, от Дионисия, от святых даров его и миро пошло благословение Божие на Керженец.
Смольяны я искал не один год - первый раз я просто бродил по лесу и пытался на него наткнуться, но не получалось. И вот прошлым летом я занялся его основательным поиском и все-таки нашел! Находится он действительно в глухой чаще, но на моё счастье около просеки.
Тропка от Труновской дороги
Огромный выворотень по пути к скиту
Просека, с которой граничит бывший скит
Но давайте вернемся немного к истории.

Священноиноку Софонтию Словецкого монастыря удалось избежать расправы воинов царских. Пришлось ему после спасения скитаться сначала по Олонецкой да Архангельской губерниям. Затем будучи наслышан о Керженских лесах, о недосягаемой для властей жизни в них, прибыл он в скит Смольяны. Здесь состоялась его встреча с настоятелем скита – Дионисием Шуйским, от которого Софонтий и получил благословение на основание своего скита «во имя Святого Духа» (скит находился в двух верстах от деревни Деяново, в глухом лесу, где берет речка Песочная, что в Санохту впадает).

Здесь же, в Смольянах, жил "черный поп" Феодосий, рукоположенный в священство самим патриархом Иосифом. Он, Феодосий, вел активную миссионерскую и подвижническую жизнь, а по смерти Дионисия (около 1690 года) стал его преемником, возглавил скит. Он собирал соборы на письма Аввакума, принимал беглых священников от господствующей церкви, вел обличительные речи на патриарха Никона и его "новины". За таковые деяния подвергся он гонениям со стороны правящих верхов, потому ради спасения истинного православия и жизни своей пришлось ему оставить края Керженские и бежать, скрываясь, на Ветку (старообрядческий центр в Польше). Там он умрет, оставив о себе память как о великом подвижнике и "святом" муже.

Вместе с миссионером Феодосием в Смольянах жил дворянин из Пошехонья Фёдор (Токмачев). Про него сказывают, что он ради чистоты древлего православия оставил всё нажитое и прибыл после странствий в наши Керженские края в скит Смольяны, о праведности жительствующих которого премного был наслышан. Когда в скит пришли правительственные стражники для ареста раскольного священника, Феодосия, которому удалось бежать, Фёдор был схвачен и сожжён заживо в деревянном срубе. После столь мучительной смерти Фёдора, сожжения в срубе, народ стал именовать его Фёдор-страдалец, ибо пострадал он за чистоту веры.
Примыкающая к просеке старая дорога. Видимо, раньше по ней к скиту и ходили. Сейчас от неё почти ничего не осталось, но все райно ещё видно колею
Биографии настоятелей «Старого Керженца»
В Смольянах производилось первоначально перемазывание беглых священников. А с XVII века перемазанский центр переместился на Ветку.

Своё название «Смольяны» скит получил по названию Смоленского Бизюкова монастыря, откуда в края наши прибыли вышеозначенные бояре да дворяне, так утверждают историки.

Однако, молва народная утверждает, что скит назван Смольянами потому, что все иноки этого скита, а их было сорок, наотрез отказались принять реформы церковные, новины Никона-антихриста. Для их устрашения в 1666 году сначала был казнен инок Ефрем «на глазах» у всех. Однако на других это не возымело никакого «положительного» действия. Они продолжали упорствовать в вере своей, утверждая, что Ефрем был прав: Никон и есть антихрист, а все нововведения его – от сатаны и привезены в Россию от римлян да латинян.

Менялись настоятели скита, но не менялись их убеждения, а потому в 1694 году вех «упрямцев» скита собрали в срубе деревянном, облили смолой древесной и «засмолили» их, сожгли заживо. Вот потому и скит назвали – Смольяны. Здания обителей старцев да кельи их разрушили нехристи и удалились уверенные, что все покончено. Однако, миряне с окрестных поселений извлекли останки страдальцев и с великими почестями совершили погребение по всем христианским канонам, как невинно пострадавших.

В настоящее время здесь все заросло почти таежным лесом. Трудно найти приметы того, что три века назад здесь кипела жизнь. Трудно, но можно.

На самой просеке конечно ничего не видно, но в какой-то момент натыкаешься на большие ямы - откуда они тут? Как подсказывает опыт - это скорее всего остатки домов.
И вот, наконец-то, слева веднеется восьмиконечный крест - значит кладбище располагается именно тут. И те ямы у дороги, что я видел - точно от домов или даже от часовенки, которая была в скиту
Часовня Тихвинской иконы Божьей матери в скиту Смольяны. Начало XX в
Еще П.И. Мельников-Печерский в своем отчете о состоянии современного раскола в Нижегородской губернии за 1853 год писал, что на месте скита Смольяны среди них, могил, устроена особая часовня, в которой стоят образа, кадильницы, лежат свечи, ладан и подручники.

Как говорят , после Великой Отечественной войны часовню Тихвинской иконы Божьей матери, в которой было множество старообрядческих икон, сожгли
Свои воспоминания о посещении скита Смольяны в 1911 году оставил наставник Спасова согласия Дорофей Никифорович Уткин:
«И поклонившис пойде называемое место Смолины, и достигохомъ и по-клонившись ту четырьмя иереомъ имена ихъ невемы, но томко намъ показавше м(а)ть инокиню схимницу Тысею и ту повлонившись, еще видели прудочекъ, и намъ о семъ продочке сказовавше, что когда было гонение Питирима то путъ опущены иконы сихъ жителей и с(вя)тые тайны, от сего прудка къ западу сол-нечному 40 сажанъ ключь и ту опущены иконы, еще на западъ, 100 сажатъ щзерко ту опущены колокола. А жилья теперь нетъ, токмо сарай съ иконами и отселе пойде къ дому»
На месте скита остались только могилы с камнями (здесь погребены Дионисий Шуйский, Сергий Нижегородец, Трефилий, Дисифей), поросшими травой и мхом, и ветхие кресты без иконок (скорее всего черные копатели забрали их во время посещения святыни) да несколько прудов, которые весной заполнены водой.
Летом 1995 года ларионовские жители подновили более двух десятков крестов и голбцов, бережно очистили намогильные камни, соорудили подставку для книг. По их рассказам недалеко от скита – следы плотины на ручье – остатки хозяйственной деятельности скитян. Тем же летом на Смольянах, рядом с могилой инокосхимницы Таисеи был установлен памятный трехметровый крест, сооруженный силами колхоза «Верный путь».
«В 90-е годы мы с отцом и дедом пошли на Смольяны прибраться. В это посещение обновили 15 крестов. На Смольяных я насчитала более сорока могил. На 12 из них были надгробные плиты, поросшие мхом, но их можно было разглядеть.

Когда мы подходили к месту уже разрушенного скита Смольяны, у меня возникло необыкновенное чувство-чувство таинственности, какой-особой святости.

По рассказам дедушки он несколько раз водил наших родственников из деревни Мериново на Смольяны. При посещении скита они проводили молебен в течение нескольких часов»
Ильина Валентина Анисимовна
В сегодняшний день сюда не часто приходят паломники, так как редко кто из жителей помнит дорогу к святому месту.
*Использован текст исследовательской работы С. Балаболиной "Дорога к скиту Смольяны"
Made on
Tilda